+7 (977) 147-78-73 
 
+7 (495) 648-61-14 
+7 (495) 648-61-14 
+7 (495) 648-61-14 
+7 (495) 648-61-14 
+7 (495) 648-61-14 
+7 (495) 648-61-14 
+7 (495) 648-61-14 
+7 (495) 648-61-14 
+7 (495) 648-61-14 
+7 (495) 648-61-14 
+7 (495) 648-61-14 
+7 (495) 648-61-14 
+7 (495) 648-61-14 
+7 (495) 648-61-14 
+7 (495) 648-61-14 
+7 (495) 648-61-14 
 
12752239076597 facebook sbp

Облако тегов

Священномученик Серафим (Чичагов) жизненный путь и медицинское наследие.

Священномученик Серафим (Чичагов)

 

 

 

serafum chichagov 2     


      Леонид Михайлович Чичагов родился в 1856 году в Санкт-Петербурге в семье полковника артиллерии Михаила Никифоровича Чичагова и принадлежал к одному из знаменитых дворянских родов Костромской губернии. В 1875 году поступил в чине подпоручика в 7-ю конно-артиллерийскую бригаду, в связи с её упразднением переведён в 5-ю конно-артиллерийскую бригаду. Был прикомандирован к 1-й Его Величества батарее Гвардейской конно-артиллерийской бригады.
       В 1877 – 1878 гг. подпоручик Леонид Чичагов участвовал в русско-турецкой войне. Награждён орденами св. Анны IV степени с надписью "За храбрость" (за отличие в сражениях под Горным Дубняком и Телишем), св. Станислава III степени с мечами и бантом (за переход через Балканы в декабре 1877 года), св. Анны III степени с мечами и бантом (за сражение под Филиппополем в январе 1878 года), саблей с дарственной надписью от Императора Александра II (за осаду и взятие Плевны). Во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов Л. М. Чичагов совершает при осаде Плевны чудеса храбрости, распорядительности. Сам генерал-лейтенант М. Д. Скобелев отмечает его имя в приказе по армии. Главнокомандующий армией Великий князь Николай Николаевич старший возлагает на него Георгиевский крест – знак военной храбрости и самоотверженности.

 

 

serafim chichagov

 

    Военную службу Леонид Михайлович сочетал с историко-литературной деятельностью. События, связанные с освобождением Болгарии, Л. М. Чичагов описал в книгах "Дневник пребывания Царя-Освободителя в Дунайской армии в 1877", "Описание отдельных солдатских подвигов", "Рассказы о подвигах офицеров". В 1879 году Леонид Михайлович женился на Наталии Николаевне Дохтуровой, внучатой племяннице Д.С.Дохтурова, героя Отечественной войны 1812 года.
     С 1880 года поручик Леонид Чичагов – адъютант помощника генерал-фельдцейхмейстера генерала графа А. А. Баранцова, командовавшего артиллерией Российской Армии. В 1881 году штабс-капитан Чичагов, награждённый орденом св. Станислава II степени, был командирован во Францию на манёвры французских войск, изучал устройство французской артиллерии. В 1882 награждён Кавалерским крестом ордена Почётного легиона и черногорским орденом Данилы Первого IV степени.  

    Принимал участие в решении вопросов о вооружении крепостей на западной границе России и оснащения болгарской армии. В 1883 году награждён Румынским Железным крестом, Болгарским орденом св. Александра III степени. В 1884 году награждён орденом св. Анны II степени.
   Провидение благоволило молодому офицеру встретиться в Петербурге со святым праведным Иоанном Кронштадтским, и эта встреча предопределила всю дальнейшую судьбу Леонида Чичагова. Ещё на фронте офицер овладел медицинскими знаниями. В дальнейшем значительным итогом многолетних медицинских опытов Чичагова стала разработанная им и испытанная на практике система лечения организма лекарствами растительного происхождения, изложение которой заняло два тома фундаментального труда "Медицинские беседы".
    Желание максимально помогать страждущим привело Леонида Михайловича к занятиям медициной, которую он досконально и глубоко изучил, прежде всего, народную. Он сам помогал больным. Число своих пациентов он определял цифрой 20.000. Леонид Михайлович составил лечебник с теоретическим обоснованием и практическими рекомендациями лечения болезней на основе применения лекарств растительного происхождения. Разработанная им система лечения была подробно изложена в фундаментальном труде - двухтомнике «Медицинские беседы», а также в книге «Краткое изложение медицинских бесед» с практическими рекомендациями, которые не потеряли своего значения и в наши дни.
    Многие московские врачи-гомеопаты проявляют большой интерес к применению системы лечения Л.М.Чичагова в своей практике. Его система лечения явилась темой специального доклада на Московской международной гомеопатической конференции в январе 2003 года. На конференции было предложено присвоить Московскому отделению Российского Гомеопатического Центра имя св. Митрополита Серафима в знак признания его вклада в развитие гомеопатической медицины.

     Незадолго до издания своих «Медицинских бесед» Л.М.Чичагов опубликовал брошюру «Что служит основанием каждой науки?». В предисловии к этой брошюре он писал, что на «этот вопрос не все учёные ответят тотчас же и одинаково… Между тем ответ должен бы быть у всех один и тот же, неопровержимый уже по своей простоте: основой служит религия… Разбирая, в чём заключается истина, приводя библейские изречения и евангельские факты,- я хочу этим объяснить всем только путь, которым и должна бы идти медицина для достижения совершенства и указать на этот путь, как на приведший меня к познанию медицинских истин. Создав особую систему лечения и прилагая её уже много лет с успехом в своей практике, я желал бы доказать, что медицина, как наука, более других необходима людям, как помощь и облегчение в их страданиях, должна и более всякой другой науки опираться на религию и изыскивать  созданной самим Творцом на пользу человечества - не забывая, однако, что врачу необходимо иметь в виду не только одну больную плоть, но стараться искать корень болезни и в духе или в душе человека. Чувствую себя сильным и правым, служа науке, в основе которой лежит религия, и взяв в помощницы природу, а также поставив себе целью общую пользу страждущего человечества, которой я всецело себя посвятил» . В брошюре «Что служит основанием каждой науки?» автор выразил своё стремление к богословскому осмыслению действительности, утвердил свою твёрдую веру и непреклонное желание последовательно осуществлять в жизни учение Христа. Характерно, что при этом он подчёркивает, что каждый больной неповторим, как неповторима и его болезнь. Помогая больному, надо соединить данные природы, опыта, субъективных ощущений. Это незыблемый базис клинического мышления на все времена.
    В 1891 году Леонид Чичагов уходит в отставку с армейской службы и по благословению своего духовного наставника Иоанна Кронштадтского принимает священнический сан. В последующие годы он работает над составлением "Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря", открывшей ему не только историю одной из замечательнейших монашеских обителей Русской Православной Церкви, но и монашеские подвиги одного из величайших подвижников Святой Руси – преподобного Серафима Саровского. После смерти жены Натальи Николаевны (внучатой племянницы героя Отечественной войны 1812 года генерала Дмитрия Сергеевича Дохтурова) отец Леонид принимает монашеский постриг с именем Серафим. Вскоре он назначается настоятелем Суздальского Спасо-Евфимиевского монастыря. В 1903 году по составленному им представлению и при активном содействии Императора Николая II был прославлен преподобный Серафим Саровский. В это же время он составляет акафист преподобному.
   Святитель Серафим (Чичагов) стал первоначинателем православного окормления Абхазии и живым символом духовного единения Абхазии с Россией. 28 апреля 1905 года в Успенском соборе Московского Кремля была совершена хиротония Серафима во епископа Сухумского. Уже первое место епископского служения Сухумского святителя Серафима, древняя православная Абхазская земля, стала для него местом испытаний в связи с событиями, которые наступили в результате революционной смуты, разразившейся в России. С этого времени и до конца его дней архиерейское служение оказывалось для святителя Серафима неразрывно связанным с мужественным стоянием за чистоту Православной веры и единство Русской Церкви, которое священномученик Серафим, будучи продолжателем воинской славы своих доблестных предков, осуществлял уже в качестве воина Христова на поле духовной брани. В 1906 году святитель Серафим был направлен на Орловскую кафедру, где он пришел к ставшему определяющим всю его дальнейшую архипастырскую деятельность убеждению, что полнокровное развитие епархиальной жизни возможно лишь на основе активно действующих приходских общин. Свидетельством все возраставшего авторитета святителя Серафима в качестве епархиального владыки стало назначение его в 1907 году присутствующим членом Святейшего Синода.
    16 сентября 1908 года был принят указ о назначении владыки Серафима (Чичагова) на Кишинёвскую кафедру. Прибыв в Кишинёв 28 октября того же года, владыка Серафим столкнулся с печальной картиной епархиальных дел, представших перед его взором в Кишинёвской епархии: "Огорчаюсь южанами, как у них все церковное пало, обрядность пропала, пение еще по нотам Бахметьева и все исковеркано, – писал владыка Серафим. – Ужас в том, что изменить мне невозможно, тут регент – соборный священник, любимец всего города, ничего не понимающего в пении, и он преподаватель во всех учебных заведениях. Во всем городе один архиерейский хор. Причт соборный из академиков-законоучителей. Собор без прихода, очень бедный, и ничего не могу поделать, так что у меня нет и ключаря в помощь, ибо он законоучитель. Словом, не встречал нигде такой обстановки в России и стою в тупике, потому что выхода нет решительно никакого".
     Тягчайшим испытанием для владыки Серафима вскоре после его прибытия в Кишинёв стала кончина его духовного наставника святого праведного Иоанна Кронштадтского, все последние годы остававшегося духовным отцом святителя. Пережив потери близких ему людей и оказавшийся в почти полном духовном одиночестве, святитель Серафим почерпнул для себя духовные силы в активной молитвенно-литургической жизни, в которой особое место занимало почитание величайшей молдавской святыни – Гербовецкой чудотворной иконы Божией Матери. Совершая в течение всех лет своего пребывания в Кишиневской кафедре еженедельные службы с акафистами перед чудотворным образом знаменитой в Бессарабии иконы, святитель Серафим не только вызвал значительный подъем молитвенного энтузиазма в своей пастве, но и обрел для себя столь недостававшие ему в это тяжелое время душевный покой и архипастырское вдохновение.
     Начав восстановление церковной жизни в Кишинёвской епархии с уже оправдавшей себя в Орловской епархии деятельности по возрождению активных приходов путем создания церковно-приходских советов, святитель Серафим обнаружил, что запустение приходской жизни в Бессарабии сочеталось со стремлением приходского духовенства определять в выгодном для него направление деятельность епархиального архиерея.

     И в этой связи владыка критически отозвался о либеральном подходе своего предшественника Владимира (Сеньковского): "Мой предшественник приучил бессарабское духовенство обходиться без архиерея, так что оно совершенно устроилось автономно, получило выборное начало, распоряжается соборно во всех учреждениях, и епископ только подписывает их желания и мысли, изложенные в журналах". Указав приходскому духовенству, что целью служения является не борьба за власть в епархиальном управлении, а окормление своей приходской паствы, святитель Серафим вынужден был во многом взять на себя оставленное приходскими батюшками бремя духовно-просветительской деятельности на приходах. На протяжении всех лет своего пребывания на Кишиневской кафедре владыка Серафим неутомимо посещал практически все приходы своей епархии, вдохновляя своим архипастырским примером погрузившееся в требоисполнительскую рутину и подчас полностью утерявшее литургическое благочестие приходское духовенство.
     Трехлетняя созидательная деятельность святителя Серафима на Кишинёвской кафедре не только привела к подлинному преображению епархии, но и получила самую высокую оценку как в Святейшем Синоде, так и у Государя. Наилучшей характеристикой содеянного владыкой Серафимом в Кишинёвской епархии стал Высочайший Указ Государя Святейшему Синоду от 16 мая 1912 г., обращённый к святителю. "Святительское служение ваше, отмеченное ревностью о духовно-нравственном развитии преемственно вверявшихся вам паств, – говорилось в Высочайшем Указе, – ознаменовано особыми трудами по благоустроению Кишиневской епархии. Вашими заботами и попечением множатся в сей епархии церковные школы, усиливается проповедническая деятельность духовенства и возвышается религиозное просвещение православного населения Бессарабии. Особого внимания заслуживают труды ваши по устройству в городе Кишиневе Епархиального Дома и связанных с ним просветительских и благотворительных учреждений. В изъявление Монаршего благоволения к таковым заслугам вашим Я… признал справедливым возвести вас в сан Архиепископа. Поручая Себя молитвам вашим, пребываю к вам благосклонным. Николай".
     Отличавшийся замечательным даром проповедничества святитель Серафим нашел возможным издать в Кишинёве две книги своих проповедей, произносившихся им на протяжении всего периода священнослужения. Исполненные высокого пастырского вдохновения и обращенные, как правило, к самым насущным вопросам современной святителю эпохи эти проповеди сразу же после опубликования стали незаменимым подспорьем как для священников Кишинёвской епархии, так и для последующих поколений русских пастырей.
      Проповедническая деятельность святителя Серафима как, впрочем, и все его архипастырское служение были обращены не только на обустройство церковной жизни, но и на преодоление тех разрушительных духовных и общественных соблазнов, которыми была исполнена российская действительность в начале XX века. Мучительно переживая все усиливавшийся на его глазах отрыв образованной части русского общества от традиционных, основанных на православной вере духовных и исторических начал русской жизни, святитель Серафим сурово обличал в своих проповедях духовную слепоту тех, кто присваивал себе право выступать в качестве новых "вождей" и "пророков" для ставшего им чуждым русского народа. "Не видим ли мы в наше бездарное время, – говорил святитель Серафим, – новых писателей и публицистов, не способных ни на какой серьезный, самостоятельный и талантливый труд, но болезненно стремящихся стать во главе современного заблуждения общества хотя бы своим крайним направлением, вполне безнравственным и безрелигиозным. Пользуясь своим воображаемым правом, будто бы общепризнанным и вполне авторитетным, они занимаются обличениями, даже бичеваниями свободным печатным словом и суждениями о вещах им недоступных, как о религии, о христианстве, а в особенности о Православии и добродетелях… В попытке угодить всем они преклоняются даже перед обычаями мира, научными заблуждениями и теоретическими отрицаниями и легко снисходят ко всякой лжи, как бы она ни была вредна и преступна".
     Святитель Серафим прозорливо усматривал в увлекавшей за собой русский народ обезбоженной революционной интеллигенции лишь разрушителя Российской Державы и растлителя русской души: "Те, неверующие, которые получают власть, новые права и наибольшую свободу от земных царей, расточают это достояние еще с большим вредом для себя и, в особенности, для ближних, для своего народа. Они расточают данные им права и власть для задуманной ими борьбы с религией, Богом установленной властью, с упорством неповрежденного в вере народа, с прежними законами, с христианскими понятиями о собственности, о свободе, об обязанностях перед Богом, старшими, родителями и своими ближними. В народе, объединенном религией и преданностью к Помазаннику Божию, они производят раскол, который проникает во все учреждения, школы, семьи, даже на улицы, в газеты, гибнет благосостояние народа, обесценивается труд, создаются сотни тысяч бедствующих, голодающих, которых они приветствуют почтенным, по их лицемерию, наименованием "пролетариат"".
Глубоко пережив революционную вакханалию 1905-1907 гг., владыка Серафим счел для себя возможным принять участие в деятельности Союза Русского Народа, программные декларации которого находились в наибольшем созвучии с традиционными идеалами Русской государственности, на которых был с детства воспитан будущий святитель.    

     Историкам будущих поколений ещё предстоит восстановить доброе имя этой оклеветанной большевиками и либералами этой православной патриотической организации, единственной из всех, ставшей опорой Государю и общественному порядку в России. Членами Союза Русского Народа были великий русский учёный-химик Дмитрий Менделеев, выдающийся русский художник Владимир Васнецов, великие русские философы Василий Розанов и Лев Тихомиров, будущий Патриарх Тихон (Булавин), святитель Антоний (Храповицкий). Организацию активно поддерживал и преподобный Иоанн Кронштадтский. В Бессарабии позиции СРН были особо сильны: отсюда родом были лидеры и вдохновители этой организации – Георгий Бутми, Владимир Пуришкевич, Павел Крушеван и Павел Крупенский. Последние двое были этническими молдаванами.
Произнося 21 декабря 1908 г. проповедь во время освящения хоругвей, принесенных членами Союза Русского Народа в кафедральный собор Кишинёва, владыка Серафим ясно выразил свое понимание той политической деятельности, которую должна была вести эта самая влиятельная в Бессарабии общественно-политическая организация. "Возлюбленные братья! – говорил святитель Серафим. – Сердце мое всегда преисполняется радостным чувством, когда я вижу представителей Союза Русского Народа, шествующих со священными хоругвями и направляющихся для молитвы в храмы…

     Ведь вы принесли сюда для благословения не мечи, необходимые для людей, готовящихся к брани и вражде, а свои священные хоругви для окропления и освящения! А что такое хоругвь? Это знамя Христовой победы, которое мы привыкли видеть в деснице Воскресшего из мертвых, восставшего из гроба и возвещающего победу над адом Сына Божия. Это знамя победы не мечом, а правдой и любовью… Сзывайте же народ на мирную борьбу с распространившемся злом в Отечестве, на защиту веры православной, для объединения под сенью храмов, и тогда он на своих могучих плечах высоко поднимет Помазанника Божия, Русского Царя, и снова воссияет сила русская, создавшая великое государство не многочисленным войском, не золотом, а единственно крепкой верой в Сына Божия, Господа нашего Иисуса Христа".
  Епископ Кишиневский Серафим (Чичагов) самоотверженно боролся с "иннокентьевщиной" – распространённым в епархии антицерковным движением. Ревностно выступал за сохранение чистого молдавского языка в богослужении, против распространения "культурного румынского языка", которому активно обучали молдаван сепаратисты.
     В Кишинёве в 1911 году был издан сборник слов и речей Преосвященного Серафима, произнесенных им в бытность его священником и архимандритом. Там же вышел и сборник его проповедей, бесед и речей, произнесенных им уже епископом Кишиневским и Хотинским. Внучка Преосвященного Серафима, Варвара Васильевна Черная, впоследствии настоятельница Московского Новодевичьего монастыря игуменья Серафима, пишет: "Два эти сборника – большое наше духовное богатство, и они, несомненно, заслуживают внимания современного читателя".

 

  

 

serafim chichagov icon

 

 

    Серафим навсегда покинул свой родной город. После возвращения в Москву и кратковременного проживания в резиденции митрополита Сергия в Баумановском переулке, в 1934 году святитель Серафим нашел себе последнее пристанище в двух комнатах загородной дачи, находившейся недалеко от станции Удельная Казанской железной дороги.

      Как и для многих других новомучеников Русской Православной Церкви, последнюю черту земного бытия святителя Серафима кроваво очертил 1937 год, ознаменовавший начало пятилетнего периода ни с чем не сравнимого в мировой христианской истории массового уничтожения православных христиан. Однако и в этой чреде многих десятков тысяч мученических смертей кончина владыки Серафима оказалась исполненной особого подвижнического величия и достоинства: арестованный сотрудниками НКВД в ноябре 1937 года, прикованный к постели 82-летний святитель был вынесен из дома на носилках и доставлен в Таганскую тюрьму, из-за невозможности перевезти его в арестантской машине, в машине "скорой помощи".

     При аресте у него были изъяты рукопись второго тома "Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря", книги, музыкальные произведения, иконы, облачения. В ходе следствия один из свидетелей по его делу показал, что митрополит Серафим говорил: "Вы из истории хорошо знаете, что и раньше были гонения на христианство, но чем оно кончалось, торжеством христианства, так будет и с этим гонением – оно тоже кончится, и православная церковь снова будет восстановлена и православная вера восторжествует".

     7 декабря 1937 года "тройка" НКВД по Московской области, уже вынесшая в этот день несколько десятков смертных приговоров, приняла постановление о расстреле митрополита Серафима по обвинению в "контрреволюционной монархической деятельности". Почти 50 приговоренных к смерти страдальцев расстреливали в течение нескольких дней на полигоне НКВД в Бутово.

      11 декабря 1937 года с последней группой приговоренных был расстрелян и священномученик Серафим. В 1997 году Архиерейским Собором Русской православной Церкви митрополит Серафим (Чичагов), бывший пастырь Кишинёвской епархии, был причислен к лику святых как Новомученик. В центре молдавской столицы памятником убиенному святителю навсегда остался реставрированный им Кафедральный Собор Рождества Христова.

      

В статье использованы материалы сайтов: http://chichagovs.narod.ru и http://rusk.ru

 

 

 

КОРЗИНА

логин:
вес:0 кг.
кол-во:0 шт.

ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ